Star Wars: Balance

Объявление


Смешанный мастеринг, эпизодическая система игры, рейтинг — 18+. Принимаются персонажи всех эпох и любой степени каноничности.
путеводитель по форумузанятые ролиправилазанятые внешностишаблон анкетынужные персонажигостевая

В галактическом розыске:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: Balance » Империя » [4 ДБЯ, Илум] Светлая Сторона Силы


[4 ДБЯ, Илум] Светлая Сторона Силы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://i.imgur.com/hsFv4Rw.jpg
СВЕТЛАЯ СТОРОНА СИЛЫ
4 ДБЯ, Илум
Чиррут, Кора


Нет для джедая более святого места

0

2

Вой сирен заглушал топот преследователей, которые пытались догнать проворного вора. А вор тем временем засунув за пазуху шкатулку бежал, что есть сил, по коридору ведущему наружу, где в небе можно было увидеть две луны, многочисленные хребты гор и изломленные вершины вечных сугробов, которые от метели к метели становятся лишь крепче и уродливее.  Они наконец-то открыли по нему огонь. Свернув вправо и совершив кувырок, мужчина обезопасил себя небольшим препятствием из пяти контейнеров. Сейчас он снова вспомнил о Бэйзе. О старом верном друге, который всегда прикрывал его огнем из любимого оружия. Но его нет сейчас рядом, и нет на этой планете. Пробраться на базу оказалось намного проще, чем покинуть ее. Отпустив беспокойные мысли, Чиррут обратился к Силе.

Две недели назад.
Это было не просто. Не то что не просто, а казалось невыполнимым, но вот он здесь. На Илуме.
Не сосчитать сколько времени прошло, сколько планет он посетил, сколько перенес трудностей до этого момента. До момента, когда холод сковал его тело и не давал ступить ни шагу.
Как тогда... в медитации... значит, здесь завершиться мой путь?..
Мужчина с черными длинными волосами стоял на коленях среди метели в горах совсем один. Силы покидали его. Одежда не согревала, а пальцы уже не ощущали, как крепко держат посох. Поглощающая разум белизна местности, виделась слепцу черной бездной, которая протянула к нему свои объятья.
Шепот. Два голоса. Женский и мужской.
- ... как мы им это объясним? Зачем ты рискуешь нашими жизнями, Кайл. Они и так все забрали у нас.
- Мама, я понимаю. Следующий обход будет через две недели, и у нас есть возможность уговорить его...
-Быть может он убил кого-то и взял себе лук, как трофей.
- Он из Уиллов, а значит предание не врет. настаивал на своем юноша.
Было очень тепло. Словно кто-то положил Чиррута в ванну, наполненную горячим молоком. Потому что там, где он находился  пахло молоком и немного горькой смазкой для техники. Шевелиться было слишком тяжело и поэтому еле раскрыл слипшиеся губы, мужчина произнес:
- Спасибо... что-то произнести еще он не смог, потому что перехватило в горле. Послышался шорох, со стороны где должны лежать ноги, ведь их ощутить он до сих пор не мог.  Голову приподняли и в рот полилась горячая жидкость. Какой-то жирный напиток, похожий на бульон, но пахнувший, как масло. Возможно именно этим бульоном и пахло в помещении, а не настоящим техническим маслом.
- Кто вы? прозвучал вполне уместный вопрос голосом юноши.
- Не враг. Я ищу друга здесь.
- В горах нет друзей, только если вы не сторонник Империи. Имвэ из услышанного, понял, что его местонахождении в доме местного жителя, которые претерпевают невзгоды от имперских порядков. Если бы его нашел кто-то с базы, то о был бы уже в кандалах или мертв.
-Не сторонник. Я принадлежу лишь тем кто меня создал, вырастил и той, благодаря которой я все еще жив.
Чиррут закашлялся, ему снова дали выпить.
- Тебе лучше не врать мне старик. Открывай глаза и объясняй откуда у тебя лук. Чиррут даже не понял, что лежит с закрытыми глазами. Он зажмурился посильнее и медленно разлепил веки обнажая белесую пленку на зрачках, где еле заметно прослеживался голубоватый пигмент ранее зрячих глаз.
- Сила Великая! женский голос дрожал. - Смотрящий во тьму.
- Я лишь монах, путешествующий по планетам в поисках друга. Возможно, вы меня с кем-то спутали?
Стало тихо. Люди, стоявшие около него находились в раздумьях, в нерешительности. Чиррут же чувствовал, как под воздействием напитка, кровь стала быстрее циркулировать, ощущение бодрости возвращается к нему. Руки стали вновь послушными, как и ноги. Сев на край кровати,он провел рукой по волосам, которые стали в два раза короче.
- Сколько я был без сознания? спросил монах.
- Полтора дня. Даже не знаю,как мне удалось наткнуться на тебя. Ты был почти полностью покрыт снегом. Только твой посох виднелся. и чуть погодя добавил. - Твои волосы пришлось остричь, потому что они вмерзли в материю одежды.  Кто-то сел рядом с Чиррутом. И взял за руку.
- Послушайте. голос был тихим и все также дрожал. - Наши предки верили, что придет тот, кто будет носить в сердце надежду, когда все забудут о мирном времени. Это было так давно, что никто и не думал о том, что этот день настанет.
Женщина поведала Чирруту о том, что в их поселении раньше проводились обряды связанные с их вероисповеданием. Их народ жил в сострадании и любви к окружающим. Их работа была связанна с сохранением пещер, в которых можно было найти многочисленные кристаллы. Джедаи прилетали на эту планету, чтобы собирать световые мечи, практиковаться и даже построили один из храмов. Но потом все разрушила Империя. Один из джедаев передал коробку старейшине, в которой, как предполагают жители, хранился его меч и несколько кристаллов. Коробку никто не смог открыть. Джедай, прежде чем уйти сказал, что однажды жители должны будут отдать ее тому, кто будет смотреть из тьмы на свет. С тех пор они верят, что наследие джедаев обретет вновь силу.
- Я не джедай... сказал Имвэ, но его прервали.
- Мы знаем. Вы Страж Уиллов. Но... нам нужна ваша помощь. женщина взяла за руку мужчину и крепко сжала. - Они нашли ее и теперь хранят у себя. То, что мы могли заботиться о сохранности шкатулки, вселяло в нас хоть что-то отдаленно похожее на надежду. Но теперь мы просто рабы, которые выполняют прежнюю работу в оковах холода и страха. Прошу вас. Помогите нам!
Я все еще жив, потому что ты так хочешь. Ты привела меня в этот дом, чтобы я помог, но как могу сказать им, что справлюсь, если во мне есть изъян?
- Я слеп. И без проводника мне будет трудно проникнуть на базу и найти шкатулку.
- Будет проводник. Я знаю, где они держат все вещи, которые хоть какую-то ценность представляют. И еще я поговорю с парнями из шахты - они помогут пройти незаметно до главных ворот.  уверенным голосом произнес Кайл.
Следующие дни он провел за изучением планировки базы имперцев со слов тех, кто работал в пещерах и в обслуживающем корпусе. И, конечно, много медитировал. Когда наступил день проникновения, все жители пришли проводить его, хотя многие считали, что это самоубийство и все станет только хуже. Двое мужчин провели Имвэ скрытыми коридорами в пещерах почти до самых ворот базы. Там ему пришлось залезть в пустой контейнер и ждать. Ждать пришлось часов семь не меньше. Но все шло по плану. Он попал на базу, а там его встретил Кайл.
- Все нормально? спросил тот, пока Чиррут разминал затекшие ноги.
- Однажды пришлось сидеть в более неудобной камере, чем эта. улыбнулся Имвэ.
- Я договорился. Будет небольшой сбой в системе и двери отключатся, то есть будут открыты. Надо только убрать охрану, а я... не умею драться. монах чувствовал страх юноши, то как у него дрожат колени и сводит в животе от мыслей, что будет, если их поймают. Чиррут положил руку на плечо Кайла и сказал с улыбкой.
- Я умею. Наверно, нам не стоит тут стоять, а? Веди куда нужно.

+1

3

Холодно и темно. Холодно больше, чем темно. Потому что человеку к темноте привыкнуть проще, чем к холоду. Именно так. Она в темноте, но не хочет погружаться в холод. Кора ненавидит холод всей своей душой. Она ненавидит чувство отчаяния, одиночество, словно белые каменные стены, заставляющие дрожать в мерзкой клетке. Ветра нет, только холод от стен. Хуже состояния не придумаешь и она добровольно отказывается от него. Вопреки словам Инквизитора, одиночество не делает ее сильнее, отчаяние не открывает пути к Силе. Больше нет. И вряд ли так было раньше. Словно пелена спадает с глаз - всё было обманом.
Но на чем он держался? Лишь на ее детской вере, что даже теперь она будет кому-то нужной. Сила и отец, отдавший за нее жизнь никогда ее не покидали. И она была где-то там, а часть ее, та, которая хотел бежать от Вейдера, оставалась во Тьме. Разбирало, болело денно и нощно. И каждая минута превращалась в часы и дни. Надо было покончить с этим, потому что человек слаб, а ребенок слабее вдвойне. Она поддалась, потому что просто хотела жить. И они воспользовались этим. Посадили в клетку одиночества, убедили в том, что в этом и есть ее величие, в этом заслуга и ее достижение. В этой белой клетке не было никакого окна, она не могла увидеть мир, но ей этого и не требовалось. Она уже его видела. Достаточно было только вспомнить.
Ход мыслей нарушился, сон спал, как камень. Она резко дернулась вперед в пилотном кресле, руками врезаясь в панель управления. Корабль уведомил о том, что она на орбите Илума. И тяжелый вздох наполнил широкое пилотное место. Большой корабль для двух человек, а она одна. Как и завещал Инквизитор. Куда бы ты ни пошла, ты будешь одна. В темноте. И холоде. А в космосе, и правда, было очень холодно. Кора дернула плечами, отгоняя сонливый холод и сами позывы ко сну. Она не спала полтора суток. Уйти незамеченной всё же не получилось и рано или поздно Империя поймет, кто угнал их корабль и для чего. Они узнают, что она сбежала и узнают, куда она полетела.
Перевела управление на ручное, начала глушить сигнал на случай, если кто-нибудь в темной неизвестности все-таки скрывается и сторожит саму колыбель джедайской мудрости.

♦♦♦♦

- Настоящий джедай должен сам собрать меч. Мы не пользуемся чужими мечами, не берем предложенное. Меч -
это наше продолжение, отражение и мы сами. Мы устанавливаем крепкую связь со своим кристаллом, по-другому и быть не может. И пока ты недостаточно готова, будешь тренироваться на палках,
- он снова обидчиво кинул в девочку лощенной,
начищенной маслом шиши палку. Отец стругал ее половину утра, сделал себе похожее оружие. Сначала это, и правда, может показаться имитацией меча, но беря в руки деревяшку, как можно ощутить настоящий позыв к Силе? Ведь только с помощью неё  сражается джедай, так? Именно это отличает его от всех остальных, дает ему невероятное преимущество.
Если ей суждено стать джедаем, каким видит ее отец, то почему он не дает ей встать одной ногой на эту ступеньку? Отец тщательно прячет то, чем должен был гордиться. Так Кора думала.
- Это трудно, - он начал нападать, она знала эти движения и уверенно парировала их. Они оттачивали эту технику долгие вечера, до мозолей на руках. А вставая в четыре утра, с закрытыми глазами она до каждого сантиметра стопы могла повторить эти стойки.
- Часы медитаций, иногда не с первой попытки. Джедай должен быть полностью уверен в своем оружии.
Снова до боли отточенные шаги, повороты, движения рук. Кисти управляют мечом, не плечевые мышцы. Неважно настолько силен твой удар, главное насколько он ловок. Будь ловкой Кора, не надо гнаться за силой. Сила придет с опытом.
И она постоянно об этом забывала. Когда он дает ей возможность атаковать, она бросается в атаку с головой. Она пытается слушать, но слышит только стук собственного сердца и желание драться, махаться, показать, насколько она обучаема, сколькому научилась. Она еще ребенок, но уже может нанести удар, она может... может...
Взмах. Она ударила из-за плеча, отец стоял спиной. Он угадал движение, когда ей казалось, что все кончено. В последний момент вытянул руку и схватился за древко. Она застыла. Ей показалось, что его холодна рука не на деревянном мече,
а на ее горле. Раскрылись глаза, она не могла пошевелиться. Через секунду древко сломалось и щепки полетели в лицо.
- Джедай использует Силу для знаний и защиты. Никогда для нападения.
Он говорил тихо, но лучше бы кричал. Кора заплакала.

Она мягко направила корабль к сторону планеты. Нельзя так просто выпрыгнуть из той пропасть, в которой она жила много лет. Это так же опрометчиво, как атаковать опытного джедая, прошедшего войны клонов, будучи маленькой амбициозной девочкой. Только в этот раз у нее нет выбора и выхода. Она мчится к планете, как к единственному месту, где может спастись и вернуться другой. Или умереть. Сила, видимо, еще не совсем определилась, что делать с Третьей Сестрой. Но что бы она ни сделала, это имя навсегда останется с Корой. Кем бы она не представлялась в дальнейшем.
Что она там ищет - сама не знает. Свой старый световой меч, тот, что с красным лезвием, она оставила в инквизитории. Не ради прощального жеста, вовсе нет, но как и говорил отец - она не может владеть тем, что создала не сама. И это не её меч. Точно так же, как и многие другие мечи в инквизитории, они собраны из мечей бывших джедаев.
Однажды она проснулась и поняла, что держит в руках чей-то труп. Меч не говорит с ней, потому, что у него нет души. Его разорвали на много мелких кусочков.
И она отправилась сюда, потому что отец рассказывал об этом месте. Здесь он собрал свой меч и, может быть, Коре повезет тоже. Что она этим добьется, она толком не знала. Не знала даже, что будет делать дальше, но понимала ясно - она не вернется на Корусант, она больше не будет марионеткой Вейдера, она перестанет слышать голос Императора в своей голове. Свет поможет ей в этом. Если стены одиночества можно разрушить, то только в этом месте.
Кора опустила корабль в атмосферу и пронеслась несколько десятков миль над заснеженным пейзажем. С живым, детским любопытством она выглядывала в окна и рассматривала огромные ледяные глыбы, торчащие прямо из земли. Здесь жила Сила и Коре казалось, будто бы она это чувствовала. Как будто тонкий бархат касается нежной кожи. А потом резко вонзается острыми иголками по самые вены. Кора со всей силы застопорила корабль и попыталась отдышаться. Что-то происходит, но она не могла понять, что. Она чувствует Силу, но никто не научил ее слышать ее, понимать, что Она хочет сказать.
Не подвело острое зрение, она увидела вспышки вдалеке. Бластерный огонь? Ей нужно было туда. Переключив на репульсорное управление, тарахтя в холодной атмосфере, имперский тета-челнок направился в сторону сражения.

+1

4

Чиррут не был вором. Он человек, который хочет помочь тем, кто нуждается в справедливости, в надежде или просто друге.
Сейчас он стремился вернуть не только дорогую вещь для сердец всех жителей поселка на Илуме, но и понять даст ли этот опыт ему ответы на вопросы, чтобы продолжить путь. Сила оберегает его, но и не жалеет. Направляет в странные места ничего не поясняя и не давая инструкций к действиям. Туда, где он может погибнуть или кто-то может погибнуть из-за него, если допустить ошибку.
Вырубить охрану было не трудно, но внутри их ждала ловушка. Пришлось брать Кайла в заложники, а позже и вовсе вырубить, оставить лежать среди остальных служащих, чтобы отвести с того подозрения на соучастие. 
Мужчина собрался с духом и попытался выйти из укрытия, но тут же пришлось пригнуться уворачиваясь от бластерных выстрелов.
- Сила течет во мне и я един с Силой.Сила течет во мне и я един с Силой... начал бормотать монах, крепко сжимая посох в руках.
- Идите и заберите у него шкатулку. Ему не выбраться отсюда.
- Сила течет во мне... они решили обойти его с двух сторон. Двое с каждой стороны. Чиррут проверил датчики на левой руке на перчатке, и та бодро прогудела о том, что заряд полный, а значит есть пятьдесят выстрелов в распоряжении. Осторожно передвинулся с центра к правому краю контейнера, и как только почувствовал, что имперский солдат делает шаг в свободную зону, монах совершает удар посохом по коленным связкам, тот сгибается, подставляя лицо под удар колена, когда Чиррут уже выпрямился и с разворота у второго солдата, выбивает оружие другим концом палки. С другого стороны конструкции из контейнеров открылся огонь. Монах нырнул за спину безоружного и сделал лишь один выстрел из лука по ногам врага. Этого вполне хватило, потому что мощность удара заряда была очень сильной. 
- Закрывайте ворота! Не дайте ему уйти! Огонь! топот подошв с небольшими каблуками приближался со всех сторон, кроме одной. Той, где были ворота. Никто еще просто не успел до туда добраться, чтобы окончательно помещать воришке скрыться с базы. Имвэ не хотелось причинять кому-то вред или убить только из-за того, что те нажмут на кнопку активации. Параллельно ему начал двигаться дроид, который набрал скорость и подключился к внутренним функциям системы безопасности. На бегу стрелять было очень не удобно, но монах вскинул оружие и доверившись чутью выстрелил два раза. Один попал заряд попал в бак с горючем, благодаря чему прогремел взрыв и повалил дым. Другой угодил в дроида. Конечно, это была случайность, что там вообще стоял бак с горючей смесью. Однако железяка успел выполнить задачу, и проход стал стремительно закрываться. Мужчина вбежал в горько-пахнувшую завесу, на секунду ощутив тепло, чтобы погрузиться в вечный холод снежного ландшафта. Бластерные выстрелы преследовали, но не могли дотянуться.
Воин-монах бежал и повторял в мыслях свою молитву к Силе. К сожалению, он вышел не из тех ворот, к которым пришел в начале, иначе бы уже начался тоннель в пещерах. Но возможно и к лучшему, так точно не пострадают те, кто доверился ему. Чиррут понимал, что открыт со всех сторон.  Пещеры были не столь далеко, но и не близко, чтобы сразу скрыться от преследователей. В ушах выл ветер, уши закладывало от холода, но тело двигалось гибко и ловко, чтобы уклоняться от выстрелов. Чиррут спиной чувствовал каждый летящий заряд, но скоро пехота сядет на спидеры, и огонь по нему будет лишь для острастки, потому что это погоня превратиться для них в развлечение. Словно они так и планировали, расставили ловушки, дали немного хлебнуть свободы, а потом когда надоест охота подлетят и выстрелят в упор. А потом они непременно повесят в трофейной комнате, словно он дикий зверь, его шкуру в качестве примера остальным. Самое время отчаяться и перестать бороться, но Чиррут верил, слушал и чувствовал. Чувствовал, что его окутал теплый поток воздуха, и если он отклонялся от него, то ощущал мороз на коже. Поэтому слепец мог по этим ощущениям корректировать путь. Но вот что было странно. Поток постепенно стал уходить вверх, в независимости от того вправо или влево уклонялся Чиррут. Он четко давал понять, что ему следует вспорхнуть как птица и лететь прочь. Это было не выполнимо, оставалось только одно. Чиррут затормозил и развернулся лицом в сторону базы, приняв защитную стойку. Все верно. Солдаты Империи передвигались на транспорте, поднимая за собой белый снежный вихрь. Мужчина дыхнул на ладонь правой руки, сжал и разжал пальцы в кулаке, приставил к плечу приклад и выстрелил. Одним транспортом стало меньше. На какое-то мгновение. Потому что в небе появился еще один, и он издавал характерный звук двух мощных субсветовых двигателей имперского челнока.

+1

5

На земле что-то происходило, это волновало Кору. Не потому, что она нервничала, ее с детства учили не нервничать, а потому что считала, что ее место там. Она толком не понимала, да и не могла знать, что происходит. Кто-то бежит - это она успела заметить, кто-то следует за ним, открывая огонь. Повстанец? Одно из насекомых галактики, попавшее под прицел не самым лучшим и проницательным штурмовикам? Кора еще не знала, как относиться к Альянсу и к Империи. И то, и другое было словно частью её. Как свет и тьмы.
Свет. И Тьма. Точно! В этом и был смысл. Этот человек, который с высоты птичьего полета казался маленьким, уязвимым, слабым, ощущался в Силе. Если кто-то и волнует её, то это определенно он. Не ситуация вокруг него, Коре на мгновение показалось, что судьба уже всё решила. Даже если она не вмешается, ему удастся спастись и закончить совершенное, потому что очевидно, что Сила сейчас была с ним. И от этого странного понимания почему-то произрастала необъяснимая, почти святая радость - она поняла, что хочет сказать ей непостижимая всё это время Сила. Только теперь Кора, не Третья Сестра, ощущала, что начинает слышать. Что Сила заговорила с ней живо, прямо, понятно. Или она позволила себе снова понять её.
Погоня словно заворожила Кору. Она смотрела, но не видела, а пыталась проникнуть взглядом куда-то дальше. В один прекрасный момент она поняла, что должна спуститься, почти шепотом, едва слышно самой себе прошептала, как заколдованная: - Нужно помочь.
Это никак не объяснялось, к этому ничего не вело. Она здесь, чтобы попытать свою судьбу, чтобы прислушаться к себе, чтобы проанализировать сделанное и совершенное, совсем не для того, чтобы ввязываться в пустые перестрелки. Тем более еще не ясно, чья тут правда - убегающего или преследующих. Империя не всегда творила зло лишь потому, что стоит на нём. Порой её зло, и правда, имело лучшие последствия. Она ловила опасных преступников вместе с невинными людьми и у этой медали всегда была вторая сторона. Та, о которой никто не задумывался.
Украденный тарахтящий челнок упал прямо перед человеком. Черное пятно, капля прокисшей крови на идеально гладком покрове глубокого снега. Как только опустился трап, в Кору ударил противный холодный ветер и ее длинное худое тело затрясло. Она никогда не ощущала холод так явственно, как здесь. В инквизитории учили не бояться стихий, но теперь стихия брала над человеком верх. От этого холода хотелось моментально сбежать, спрятаться или упасть замертво. Он испытывал, бросал вызов.
В сумерках почти не разглядеть преследующих человека штурмовиков, но они резко застопорились, кинув взгляды на известный челнок. Картина, которая еще несколько секунд назад была живой, меняющейся, как будто застыла, заледенела, умерла, была поставлена на долгую паузу. Преследователи остановились, но человек продолжал бежать, будто бы ничего перед собой не видит. С секунду Ванг просто наблюдала, натягивая на лицо тоненький платочек - привычка скрывать свое лицо никуда не делась. А здесь хотелось этого еще больше, словно кто-то мог по лицу ее понять совершенный ею поступок.
В глазах увидеть предательство, ведь предатели всегда выдают себя взглядом. И ей было стыдно. И почему-то жутко страшно.
Впервые за очень долгие годы она ощущала страх, который не приносил ей Силу.
Не заставлял сражаться.
Да и нечем.
С собой у нее был только бластер, о световом мече она позабыла, только машинально искала его где-то на поясе. Этот рефлекс никуда не делся, без светового меча, даже не своего, Кора чувствовала себя незащищенной. Но Сила была с нею в этот момент. Ей не хотелось больше врать, ей не хотелось больше притворяться, делать из себя непонятно кого. Она могла усыпить бдительность этих штурмовиков, забрать этого человека в безопасное место и допросить, могла всё сделать без крови, но не хотела больше. Словно кто-то забил внезапно какой-то гвоздь ей в голову, кинул в неё камнем и всё поменялось. Ей хотелось сражаться, но Кора не знала за что.
И выход был.
Но она не знала, где ей выйти.
Единственным решением, которое ей показалось правильным было атаковать штурмовиков. Застывшие они словно почувствовали угрозу и резко дернулись ей навстречу, когда объемная волна Силы не оттолкнула всю колонну назад вместе с наледью и снегом. Мотая конечностями, враги были обезврежены, не насмерть, некоторые из них выживут после удара Силы точно так же, как некоторые крепкие люди выживают после ударной волны, но некоторых все же постигнет смерть. Кора посмотрела на остановившегося человека и сказала себе еще раз - она делает это не ради него и даже не ради ощущения собственного превосходства. Она делает это для себя и для своего, начавшего заново стучать сердца.
Весь в снегу, замерзший, усталый и растерянный монах стоял перед Корой и молчал. Несколько штурмовиков, отставших далеко позади начали палить по ним двоим, но ни один выстрел не дошел до цели. Опалили брюхо и крыло челнока, заряды тонули в горах снега и льда, но так и не ударили по живым существам.
Он слепой, догадалась Кора. Разглядела наконец-то в сумерках белую  пелену взгляда. Слепой мужчина бежал от группы штурмовиков и ни один из зрячих в этого слепца не мог попасть?
Империя славится своей выучкой младших штурмовиков, но не настолько же они плохи, в самом деле.
- Идите на борт, быстро, - почему она это сказала, не поняла сама.

+1

6

Чиррут снова начал бежать. Хотя ноги уже устали постоянно проваливаться в снег и поднимать с собой его толщу, чтобы протоптать дорогу. Бластерный огонь начал редеть и вскоре вовсе затих. На поверхность планеты опустился челнок. Казалось, что вокруг стало еще темнее, еще холоднее и даже страшно. Природа начала буйствовать. Медленно подступал вечер, который быстро сменится ночью. Однако глядя через Силу, Чиррут увидел как имперские солдаты замерли в нерешительности, удивлении и опасении за свои жизни. Кто-то очень влиятельный и сильный заявился без предупреждения на их территорию. Но тело продолжало двигаться вперед, в направлении того, кто уже стоял на трапе. Монах не знал почему Сила ведет туда, но привык следовать ее наставлениям. И тут ему все же стало не по себе. Его бросило в жар, стало тяжело дышать и он наконец остановился. Сила теперь четко обозначила своего адепта. Темные потоки энергии крутились и скручивались вокруг всего тела под властью желания использовать их мощь. Всего одно движение руки. Одна точка концентрации в ладони собрала большое количество энергии, которая была послана в сторону штурмовиков, разрезая корку льда и поднимая вихрь снега, сметая противника, как пылинки с книги. Чирруту прежде не приходилось чувствовать такие колебания Силы. Не говоря о том, чтобы вообще быть на столь близком расстоянии.  Он был заворожен увиденным, даже зная в душе, что не стоило - ведь перед ним стоит не джедай. Быть может теперь его будущее будет чуть длиннее, но не менее болезненным. Из состояния погруженности в матрицу Силы, в реальность его вернули выстрелы бластеров. Он вздрогнул и попытался перехватить посох, но пальцы еле пошевелились.

- Доверие. голос учителя прервал его утреннюю разминку. Мальчишка прекратил бой с тенью и низко поклонился старейшине. Мужчина, что принял его в свой Храм, любил приходить по утрам или вечерам, или даже ночью и заводить беседу. По началу было тяжело и даже ворчал на того, но Имвэ проникся этой особенностью старика. 
- Доверие. снова повторил задумчивый голос.
- Что-то случилось, Учитель? решил спросить мальчик. Его начало беспокоить, что мужчина пребывает в задумчивости.
- Как по твоему доверие нужно заслужить или оно должно обращено быть к каждому, кто встречается тебе на улице?
Мальчишка нахмурил брови. Он не мог сразу ответить на это вопрос, хоть и хотелось ответить, что было бы очень глупо верить каждому встречному. Он вспомнил мать, которая доверилась торговцу на рынке и купила ягоды, что позже стали причиной болезни всех в городе. Отца, который пошел в шахты в свой выходной вместо товарища, который заболел, и погиб вместо него. Вспомнил людей, которые избивали его лишь за то, что он слабый и нищий.
- Боль прошлого всегда останется с тобой, но не должна мешать делать верные выводы. Скажи то, что пришло в голову первым. старик его хорошо знал.
Мальчишка расслабил мышцы лица и выдохнул.
- Я подумал, что это глупо. Но... если не доверять никому вовсе, то мир не смог бы жить не зная, что такое дружба, сострадание... любовь. он был смущен произнося слово "любовь". Он знал, что она разная, но чувствовал ее лишь как сын к родителям.
- Сострадание... Предположим ты встретил путника. Рядом никого нет, только ты и он. Ты заблудился, он знает дорогу, но не может идти самостоятельно из-за ранения.Ты поможешь ему?
- Да. выпалил юноша.
- При нем оружие и знаки отличия вражеской стороны. Ты спасешь ему жизнь, а он может тебя обмануть и увести в нужную ему сторону и убить. Каков теперь будет ответ?
Имвэ расстроился, что опять поспешил с ответом.
- Джедаи должны защищать все виды и формы существ, потому что они проявление Живой Силы. Сострадание ключ к взаимопониманию и следованию Светлой Стороны.
- Мне нужно твое мнение, а не то, что говорится в Кодексе. остановил тираду старик.
- Мы следуем тем же принципам, которые возможны для нас. И я буду им следовать. насупился ученик
- Бездумное следованию правилам делает нас глупцами.
Имвэ сел на землю, скрестив ноги и стал перебирать пальцами.
- Он враг, но и я для него тоже. Если он просит о помощи, то значит знает, что либо может доверять мне, либо удержит контроль ситуации на своей стороне.  С моей стороны будет тоже самое. Значит, доверие не может быть односторонним, иначе оно будет искажено эгоистическими намерениями. Я не должен ставить на первое место, тот факт, что передо мной враг. Он живое существо, как и я. Значит мы равны, и значит я помогу, но буду осторожен. И буду слушать Силу. Доверие - это не луч, который постоянно дарит тепло тем, кто выходит из тени. Боль  от поступков других остается, и доверие начинает ослабевать. Но оно не перестанет светить во все для всех, потому что я живу с открытым сердцем, чтобы слушать волю Силы. подвел итог в рассуждениях мальчишка, чьи глаза навсегда лишены возможности видеть свет солнца.
- Хорошо. Ночные кошмары больше не будут тревожить. Скоро ты сможешь выйти, наконец, из тени нашего храма.

  Женский голос обращался к нему и приказывал подняться на борт. Чиррут помнил, что Сила дала знак, что он должен лететь. Значит быть так. Практически отодрав ступни с места, взошел на борт корабля. Когда монах поравнялся с той, что пока сохранила ему жизнь, то постарался прислушаться к гармонике осколков кайбер кристалла, находящегося в лампе посоха. Та сохраняла равномерную частоту вибраций и не указала на наличие у девушки под рукой светового меча. Быть может он и есть, но находится в самом помещении.
- Я Чиррут Имвэ. сохранять манеры приличия стоит в любой ситуации.

Отредактировано Chirrut Imwe (2017-06-08 21:37:41)

+1

7

Кем бы ты ни был, чьей бы стороны не придерживался, некоторые законы Силы нерушимы, с какой стороны ты на нее не взглянешь. Так, например, она никогда не ошибалась в своем выборе и в тех наставлениях, которые она давала тем, кто ее слышал. Не все могли слышать, но те, что могли - не хотели. В этом и заключалась трагедия их времени. Тех детей, которых находил инквизиторий либо устраняли, либо учили быть глухими и слепыми. Кора была довольно взрослым ребенком, когда Вейдер забрал ее и кинул в инквизиторий, вряд ли сам темный лорд об этом вовсе помнит. И Кора никогда не могла быть полностью перевоспитанной, переделанной. Она видела обе стороны и знала о Силе до того, как Инквизитор показал ей, что она из себя представляет. До всего этого ее обучал отец. Человек пусть и не во всем лучший, но без сомнения великий.
И его советы теперь всплывали постоянным потоком воспоминаний. Она здесь, потому что он рассказал ей об этом месте и оставил координаты. Она здесь, потому что его она слышит во снах каждый раз. Она здесь, потому что он показал ей, как можно видеть и слышать Силу, когда не останется никакой надежды.
Третья Сестра была поглощена тьмой. Не той тьмой, которая рождает жестокость или звериную агрессию, как у Вейдера. Она была поглощена какой-то другой тьмой, от которой устаешь, хочешь сбежать в конце концов. И теперь ей казалось, что она наконец-то напала на след света. Необходимого, спасительного. Но что делать самой она не знала.
Нельзя перечеркнуть свою натуру. Нажать на паузу и перемотать события. Нельзя говорить и притворяться, будто бы вся жизнь, проведенная до этого момента была всего лишь притворством. Нет. Она верила в то, что делала.
В том и вся трагедия.
А теперь на ее корабле монах, который что-то украл у Империи, а она его почему-то покрывает, поддаваясь воле Силы. Этим точно не убедишь офицеров службы безопасности. Они-то могут распознать предателя даже в самом патриотичном жителе Империи. Сила. Ее существование невозможно отрицать, но доказать так трудно. Что это была именно Сила, а не сумасбродство и акт полного предательства.
Но даже если и так, то что?
Как же ей осточертели эти рамки. Как же безумно, до боли в груди хочется быть свободной.
И перестать бояться.
Она вскочила за пульт управления, аварийной кнопкой подняла трап и втопила по газам, толком не взлетев. Тяжелый неповоротливый челнок тряхнуло, пуповиной он проехал по глади какой-то ледяной глыбы. Кора зарычала от того, что никак не могла удержать крепко в руках окаменелый штурвал. Челнок не хотел взлетать, словно кто-то держал его на приколе, а она из-за всех сил пыталась порвать удерживающий трос.
Еще немного. Она стиснула зубы, стряхнула с лица платок, чтоб не мешался и снова дала газу. Челнок застонал, как раненная вомпа и окончательно решил, что ему нужно отдохнуть. Они успели отлететь на расстояние от сражения, но улететь с планеты на этом корыте уже не получится. Что-то сломалось и у сестры нет времени разбираться.
Она отпустила порывисто штурвал и попыталась выровнять бреющий полет. Только так судно могло хоть немного расслабиться и продолжать двигаться, не падая камнем на землю. Пока что это было единственным их спасением. Если кто-нибудь не ждет их  гранатометом за углом, конечно.
- Я рискую из-за тебя навсегда застрять в этом месте, Имвэ, - огрызнулась в ответ Кора, даже не представившись. Ее злость можно понять. Она злилась на себя саму, на судно, на монаха, вообще на всё, что произошло, потому что попросту не может все это контролировать. 
- Понятия не имею, что с тобой не так, но лучше тебе все выложить сейчас же. Пустые разговоры, она просто привыкла общаться в приказном тоне. Ничего она ему сделать не могла, потому что этот Чиррут представлял жуткий интерес, но просто так признаться в том, что подалась на зов Силы ей казалось аргументом неуместным и, более того, глупым.
Что значит Сила повела... да никто ей не поверит.
Она с трудом себе-то верит.
Может быть это не Сила вовсе.
А ее очередное желание пойти против Империи.
- Мина - солгала она. Первое имя, которое пришло в голову. У них дома была большая красивая статуя богини Минервы, мама почитала ее, как семейную покровительницу. У коррелианцев очень много богов, но мама выбрала именно ее. И почему Кора захотела представиться именно этим именем, она тоже не могла толком понять. - Минерва Рут. Что ж, пусть будет так. Красивое вышло имя. Минерва Рут.
Кора Ванг скоро умрет вместе с Третьей Сестрой. В новый мир нужно идти новым именем.
Да и кто в их время представляется своим настоящим именем? Только дурак.
Чиррут Имвэ был дураком.

+1

8

Первое впечатление, которое произвела незнакомка было подобно вихрю. Внезапно появилась, смела все на своем пути, и забрала то, что хотелось забрать. Или пришлось забрать. Точно так же она пронеслась мимо Чиррута к пилотскому креслу, щелкая кнопками на панели, впилась в рукояти штурвала, так словно хотела передать каждому шарниру, болтику, винтику свой энергетический импульс, лишь бы корыто поскорее покинуло пространство. Челнок был старый и потрепанный, а из-за температуры планеты и во все почувствовал себя неуклюжим. Но пилот справился с управлением,и Чирруту больше не пришло крепко впиваться пальцами в сиденье.
  Да, она была вихрем. Смена ее состояния быстро изменилось с жестокого обращения на обычное, даже привычное для нее, состояние злости. Сила все еще была темного оттенка, но перестала вести себя так, словно готова сжать вокруг все окружение и не оставить следа. Это была серая завеса, которая срывала облик женщины, быть может девушки, от посторонних глаз.
- Тогда зачем помогли, если от этого будут проблемы? обычным для себя тоном произнес Чиррут, словно  не сидит рядом с адептом Темной стороны. Вести разговор - было самым простым решением в данной ситуации. Предвзято судить не было смысла. Ситуация вырисовывала неоднозначной. Тех, кто чувствителен к Силе обычно просто убивали. Ей ли не чувствовать, что он слишком слаб, чтобы претендовать на адепта. Однако вот он летит, как и указывал поток, который  сейчас находился в спокойствии, без намеков, что ему грозит опасность от ее действий. Оставалось ждать и говорить.
- Тот кто игнорирует правила приличия стоит ли того, чтобы услышать ответы на вопросы? да, он самым странным образом указывал девушке на то, что она должна представиться. Серая завеса немного потемнела и прошлась волной по силуэту. Имя было ложью, но имело значение для нее. Пусть так. Никому не доверять было обычным делом в нынешнее время. Быть может ее настоящее имя настолько распространено, что вызовет сразу массу не нужных сейчас ассоциаций. Беглецов тоже много в Галактике, но в таком случае она -самый необычный беглец. С ее уровнем восприятия Силы Император или Дарт Вейдер должны выслать кого-то, чтобы убить. Империя не прощает изменщиков.
- Я расскажу тебе о себе, но потом очередь за тобой. улыбнулся Имвэ. Он ничем не рисковал называя свое имя незнакомке. На слуху оно могло быть только на его родной планете Джеде, которая была как обратная сторона Илума. На Джеде тоже были горы и возвышения, пещеры, в которых можно было найти кайбер кристаллы. Когда-то. И все это было соединено песчаной бесконечностью, а не толщей снега.
- Я монах. Путешествую по планетам, чтобы найти друга. Мы разминулись с ним на Салличе во время бунта в сельскохозяйственной корпорации. Тогда все дома просматривались, и многих забирали и казнили. Ищу его уже четыре года, он жив - я знаю. На Илуме оказался по воле Силы. Попал на корабль контрабандиста, а он меня заманил в спасательную капсулу и выкинул вместе с товаром, как только замаячила опасность. Славный парень. Мог ведь просто шлюз открыть. Там я провел некоторое время, пока не подобрал мусорщик, а он поставлял Империи всяких роботов и прочее. С ним договориться, чтобы он доставил меня на нейтральную планету я не смог. Предложить было нечего. Вот он и сдал меня. За плату. Сказал, что мол знаю, где находятся базы Альянса, а я и не знаю. Бежал, заблудился и почти умер. Попал в дом местных жителей, и в благодарность  решил выполнить их просьбу. Сын одной женщины очень хотел вернуть в их семью реликвию передаваемую из поколения в поколение. Я помог ему избежать участи подозреваемого - стоило лишь показаться на глаза управляющему - теперь все обвинения лежат на мне. Дальше появились вы, госпожа Рут. Я благодарен за эту возможность, каким бы образом ни закончилась наша встреча.
  Его слова были правдивы. Он искал старого друга, с которым пережил много бед. Они и из плена бежали ни раз и ни два. И была история о том, как они попали на крейсер кореллианца - контрабандиста, только они помогли ему сохранить товар, сразившись с пиратами. Было дело со скупщиком мусора. Тот сам рассказывал Чирруту эту историю. Он поставлял роботов на Салличе в крупную корпорацию, а через пару месяцев там произошел сбой в программах дроидов. Модели были старые и полетели схемы. Пострадала часть годовых запасов, даже пожар был. Были раненные и казненные, и только потом уже выяснили, что причина крылась в намеренном дебоширстве. Конечно же, скупщик как только узнал залег на дно, открыл постоянный бизнес на планете. Так что все это случилось на самом деле, но в разное время. Монах  только объединил эту правду в рассказе о себе. И именно это было ложью, но раскрыть ее было бы достаточно трудно. О шкатулке, что хранил у себя в складках одежды, умолчал намеренно. Он до сих пор не мог понять, что лежит внутри. В Силе оно никак себя не обозначало. Словно не существует и не впитывало в себя столько молитв и желаний семей, в которых хранилась. Означало ли то, что жители Илума напрасно верили в то, что там лежат кайбер-кристаллы?  А может иногда стоит верить в пустые коробки? Быть может в этом и кроется секрет надежды?
- Теперь ваша очередь. произнес Чиррут, повернув голову так, чтобы правое ухо было повернуто к пилотскому креслу. На родине световых мечей джедаев ему было легче сливаться с живой энергией. Жизнь на Джеде была трудной, а песок был, как белый шум из-за которого почти ничего не разберешь в энергетическом потоке. Все казалось одним и тем же. Словно все состояло из песка. Особенно это ощущение закрепилось в душе Чиррута, когда был разрушен Храм. Но он верил в Силу, тянулся к знаниям, тянулся всем сердцем услышать ее и следовать открывающимся возможностям. Он полностью сконцентрировался на спутнице. Поток, что окружал Мину вновь переменился. Стал более плотным, отягощающим. Обычно прошлые поступки так напоминают о себе. В основном, о которых не хочется вспоминать, и не важно сделаны они были другими или лично.

   Челнок скользя по воздушному пространству, оставив позади ледяную поверхность, оказался над пропастью, которая служила западней местных бандитов. Эти бандиты не были повстанцами с большой буквы. Не были Робин Гудами или же Лигой Справедливости. Они были обычными бандитами, которые любили холод, пещеры и тех, кто попал в передрягу. Имперский челнок имел свою ценность. Взять хотя б запчасти, так как тот уже начал постепенно крениться на левую сторону, система правого двигателя пыталась перезагрузиться, а в салоне начало что-то коротить.  Три брошенные детонатора, прикрепились к металлической поверхности, запиликали датчики отсчета и вместо трапа оказалась  дыра. В которую уже летело два гарпуна, чтобы четыре захватчика могли перебраться на челнок.

Отредактировано Chirrut Imwe (2017-06-11 20:14:04)

+1

9

Кора резко выглянула из своего места, иронично удивленным взглядом смотрела на монаха и искренне не понимала. Его слова звучали странно. Потому, что, наверное, были честными. Он рассказывал обо всем так, словно ему не о чем жалеть, не в чем сомневаться, нечего бояться. Словно эта правда никак не сыграет с ним злую шутку. А Кора знала, что правда всегда играет злую шутку. Она убедилась в этом на собственном опыте. Темная Сторона ненавидит правду и в этом есть своя прелесть. Темная Сторона была бархатным одеялом для слабых людей, не умеющих выносить жесткую судьбу. Темная Сторона дает им мирный уголок лжи, в которой они кутаются в выживают.
Да, это было неправильно, но для многих это было единственным решением.
Единственным спасением.
Кора же однажды поняла, что больше не может задыхаться пыльной ложью, зная, что где-то там обитает свежесть правды. Она намеренно сбежала, надеясь, что когда-нибудь она тоже станет частью этой правды, приспособится. А теперь это все вызывает у нее удивление. Она даже не знала, как на это все реагировать, оттого саркастически улыбалась, будто бы встретила на своем пути абсолютного  безумца. Дурака.
А как еще назвать человека, который не врет первому встречному? Как назвать человека, который не боится сгинуть, благодаря тому, что доверился не тому. Она не знала. Она считала это глупостью. Той самой, которая заводит людей в гнилье нижних улиц Корусанта, где они благополучно разлагаются, всеми забытые. Людьми, которые говорят правду так просто воспользоваться. И теперь Кора на ухо шептала Темная Сторона, что она должна взять эту шкатулку и выбросить монаха прочь. Так проще всего. Но куда это приведет?
Что она будет делать, когда поймет, что снова поступает не по своей природе?
Она не могла выкинуть человека, пусть и глупца, со своего корабля только потому, что он доверился не той. Не могла. Поэтому она считала себя уже непригодной для Темной Стороны. Слишком слабой, слишком... доброй?
- Поверишь ли ты в ту историю, которую я тебе расскажу, Чиррут Имвэ? - Это простая привычка, называть всех по имени. Она громко усмехнулась, показно, чтобы монах знал, что она именно усмехнулась ему. Слепой ведь не увидит ее выражения лица, так? А оно сейчас о многом сказало бы.
Впервые ей захотелось рассказать правду. Не то того, что она чувствовала, что этому человеку можно доверять, а потому что та правда, которой она обладала легко бы сошлась за отборное и дешевое вранье. Только некто с дурной фантазией мог выдумать историю, в которой Кора жила, обитала.
Дочь джедая, который прошел войны клонов. Что может быть больше, чем гордость именно таким отцом? И она предала его наследие, но почему?
Она не могла ответить на этот вопрос и собственная биография казалась ей некрасивой, с пробелами, белыми пятнами. Не лучше ли выдумать новую?
Кора спокойно выслушала его историю и уже готова была нести всё, что придет в голову, не зная, что будет из этого правдой, а что случайной выдумкой, как их корабль серьезно тряхнуло и раздался взрыв позади. Кора выскочила из пилотного кресла хотя бы потому, что попросту там не могла удержаться и заметила, как в подорванный челнок залетели цепляющие тросы. Лишний раз она подумала о том, что не может ничего обойтись плюс-минус гладко. Это не приёмы Империи, это дешевые фокусы контрабандистов, бандитов и прочего сброда. Оттого ее снова обуяла такая праведная злость, что она была готова этих незнакомцев на куски порвать. Кора ненавидела, когда у нее на пути встают.
Особенно таким путем. Она что-то прорычала себе под нос, пытаясь подняться, как бандиты потянули челнок к земле. Долго тянуть не придется, этот белый имперский камень стал просто идеальной наживой. Она схватила за трос, но тщетно - его не вытащить никак, слишком крепко в дюрастали. Оставался только один вариант - срочно покидать тонущее судно.
- Крепко держите свою шкатулку, Имвэ, - он схватилась за Чиррута и толкнула его к запасному выходу. Разблокировав парой движений аварийный шлюз, Кора почти пинком выкинула монаха с борта челнока. Лететь недалеко, но при неаккуратном падении можно сломать себе что угодно. Но лучше сломать, что попасться в плен или...
что хуже...
убить кого-нибудь.
Кора прыгнула следом. На мгновение она задохнулась от ударившего в нее холодного порыва воздуха,зажмурила глаза и резко открыла их. Ровно с секунду она видела уплывающее небо Илума, а потом темнота и холод. Это состояние оцепенения продолжалось бесконечно долго. Ей казалось, что она не может прийти в себя или пошевелиться, но резко дернув рукой поняла, что двигаться она может, просто упала в плотный сугроб. Волосы и одежда мгновенно промокли насквозь и Кора хрипло задышала, поняв, что все это время задерживала воздух.
Неяркие звезды огнями врезались в глаза, стали пушистыми и размашистыми. Она поднялась из сугроба, пытаясь оглядеть местность. Недалеко горел костер ее единственного транспорта.
- Клянусь, я выпотрошу их, - сквозь зубы бормотала Кора, согнувшись над снегом. Пока она не могла сделать даже шаг, не то, чтобы кого-нибудь четвертовать.

+1

10

Он хотел ответить ей, что ему приходилось слышать множество историй, которые претендовали бы на звание лучшего вранья года. Что сам побывал в историях довольно запутанных и глупых, которые больше смахивают на байки, чтобы рассказывать детям перед сном. Но не успел. Он был столь погружен в изучение Мины, что упустил из виду, что где-то раздается пищащий, учащенный звук. Прогремел взрыв и вместе с ветром влетели тросы. Челнок качнуло, и Имвэ слетел с сиденья и вылетел бы в дыру, если бы его крыло лука не зацепило ремень безопасности. Жаль, что он раньше не додумался пристегнуться. Почему-то стало тяжело дышать. Воздух, что был влажным и холодным, стал сухим и колючим. Все происходило столь стремительно, а для слепца скоординировать действия в помещении, которое тянут к земле захватчики было трудно, что было не удивительно, что девушке пришлось брать инициативу в свои руки. Точнее сначала были руки, а потом толчок то ли ступней, то ли коленом.
  Есть такие моменты, когда одновременно поступает важная информация и действие, которое категорически не может быть связано с первым.  Вот он уже летит к земле, пытаясь сгруппироваться насколько это возможно, так как не знает что ждет внизу. Мягкий, пушистый сугроб, в который погрузится полностью и в итоге его придется выкапывать? Острые вершины сугробов, которые вполне могут пронзить тело и не сломаться под его тяжестью? Или это будет долгий полет в глубь планеты, где есть многочисленные выступы и его будет кидать из стороны в сторону, как мячик? И вот в этом полете нужно усвоить тот факт, что наличие шкатулки раскрыто. 
Правой рукой Чиррут прижал к боку шкатулку и почти смог смягчить удар столкновения в попытке сделать перекат, через левое плечо, чтобы сохранить все в целости. Вышло не очень, и что-то треснуло. На счастье двигаться он мог и шкатулка была невредима.
- Надеюсь это не лук - но он ошибся, приклад треснул, а трещина почти, что дошла до спускового крючка. Возможно будет сбой при применении. Посох лежал неподалеку с неистовой пульсацией осколков кайбера в лампе. Словно это они приняли на себя всю тяжесть удара, чтобы мужчина ощущал лишь головокружение и небольшой приступ тошноты.
- Мина, ты здесь? сказал Имвэ, пытаясь встать на ноги, ответом послужили хриплые звуки где-то слева от него. Отчего-то он назвал ее именно так стирая этим формальность между ними. Сейчас он воспринимал ее никак иначе, как человека попавшего с ним в передрягу. Облокотившись на посох, монах пытался восстановить понимание где находится вверх, а где низ. До носовых рецепторов донесся запах горящего горючего, а до ушей радостные возгласы преступников. Он поравнялся с девушкой, которая собиралась с силами, чтобы отомстить за отобранную возможность улететь с планеты. Так ему показалось в начале.
- Нельзя убежать от драки, если она должна случиться в этом дне, но не стоит тратить специально силы на то, чтобы выплеснуть злость за то, что уже не поможет. , судя по дыханию, девушке пришлось намного хуже, чем Имвэ. Он протянул ей лук и сказал:
- Нам нужна фора. Я помогу тебе идти, а ты поведешь нас туда, где мы сможем укрыться или же появится преимущество для того, чтобы дать отпор. Скоро они перестанут ликовать и вспомнят о пассажирах. 
Он нагнулся, закинул руку спутницы за плечо и потянул вперед, помогая окончательно вытащить ноги из оцепенения. И только сейчас он ощутил, что на его лбу что-то замерзло и давило на левое веко,закрывая глаз. При такой температуре не удивительно, что кровь быстро сворачивается. Оставалось лишь благодарить Силу за то, что она вновь оставила его целым и способным помочь им двоим продолжать бороться за существование.
Собственно это он и сделал.

Отредактировано Chirrut Imwe (2017-06-11 22:54:03)

+1

11

Кора тяжело вздохнула. Она без труда окликнулась на "Мину" так, словно это, и правда, было ее имя. Может быть, родители обманывали ее, и ее все-таки зовут, как богиню мудрости на ее родной планете? Кто знает. Мудростью в данный момент Кора не блистала, да и умом тоже. Она не знала, что делать, потому что всегда рассчитывала исключительно на рефлексы, на чувства, на Силу, которая заводила ее в липкую Тьму. Она не привыкла думать, она привыкла делать то, чего просит выучка. И теперь понимала, что эта система не работает, нужно приучать себя к другому. Она ранена, а этого не случалось очень давно, она не знает, как себя вести, но получает помощь.
И боится, что не сможет собраться. Так много эмоций и все перегородила обычная человеческая боль, разочарование, досада. Она потеряла корабль и говорила себе, что не надо было слушать Силу, нечего было сюда приезжать. Теперь она лишилась возможности улететь отсюда. Просто шикарно, учитывая, насколько чужая она этому месту и, похоже, этой Силе, которая всеми возможными методами доставляет ей неудобства.
Но приняв помощь, Кора поняла, что так идти гораздо легче. Проблема в ноге. Возможно, вывих, возможно сломала ступню. Одним словом, нормально идти она не была способна, но вести... откуда-то Чиррут решил, что она может его куда-то вести. И от этого ей снова стало смешно. Удивительный он человек. Глупый, удивительный и какой-то потрясающе живой что ли.
- Сейчас нам поможет огонь, немного тепла и спокойствия, - выговорила тихо она, сама не веря, что это говорит. В другое время она бы бросилась сквозь боль и злость на своих обидчиков, разнесла бы их лагерь в пух и прах и последнее, что они видели бы - это вспышки кроваво красного меча. Но прошлое оставалось в прошлом. Ей нечем драться, ей нечем постоять за себя, а Сила не настолько всемогущая штука, чтобы за милю разбомбить с сотню человек.
У нее остался только бластер за поясом и желание поскорее убраться в более уютное место. Чиррут был прав, эти бандиты вернутся, вспомнят о пассажирах и начнут их искать. Скорее всего по следам они даже найдут их, но они будут готовы. Крайне необходимо, почти жизненно, вдохнуть теплого воздуха. Пока они идут - еще можно жить, но остановившись хоть на секунду рискуешь примерзнуть в месту своей стоянки.
Так и получилось, Кора его вела. Сама не знала куда, просто слушала Силу. А она здесь была велика, как нигде. Именно та Сила, которая благоволит и темным адептам, и светлым, и безликим. Она уже не ощущала ни порывы на темной стороне, ни порывов светлой, здесь все было безымянным, серым и ровным, а пребывание в Силе ощущалось как... гармония. Та самая гармония, которую не потревожат ни бандиты, цепляющие на тросы старые челноки, ни горе-гарнизон Империи, который едва ли выполняет свои функции. Все живое оставалось за границей, Сила была вездесущей и лояльной. Она ощущалась отдельной сферой, куда могли войти только особенные люди.
- Мне об этом месте рассказал отец, - зачем-то сказала Кора. Они оба устали идти, за ними тянулся долгий след на снегу. Его не заметет, потому что небо ясное и снегопада не намечается, а это значит, что бандитам будет намного проще. Намного. Краем глаза Кора заметила капельки крови - как маленькие рубины, на белом полотне снега. Кто-то из них ранен серьезнее, чем могло показаться.
- Он сказал, что здесь джедаи собирали световые мечи в прошлом. Это правда? - И еще ей казалось, что Чиррут знает ответ на этот вопрос. От него чем-то веяло, но Кора никак не могла разобраться чем. Она кинула взгляд дальше, насколько могла и присмотрелась в темноту. Там, за пригорком, нет никаких поселений людей, просто дикое место, полное пещер и скалистых ребер. То, что надо, чтобы спрятаться от ветра или найти какое-нибудь место, где можно незаметно развести огонь. Еще бы уметь разводить огонь из ничего...
- Туда, пошли, - уверенно констатировала Кора и указала на совершенно неприметную горку. При детальном рассмотрении можно найти щель, служившую входом в пещеру, но если не присматриваться, можно даже на это место не обратить внимания.
- Если драка неизбежна, нужно к ней подготовиться, - ворча добавила девушка. - С меня им нечего взять, а вот у тебя явно есть что-то ценное. Она рывком вытащила из его кармана шкатулку. Теплая, точно ее Чиррут только и делал, что грел, но закрытая. Она громко стала стучать шкатулкой, определяя, полная ли она или пустая. Никакого звука не последовало. Обычный человек сделал бы вывод, что шкатулка пуста, но что-то подсказывало Коре, что там что-то есть...
Что-то очень важное.
Она отпустила Чиррута и взялась за край пещеры, одной рукой сжимая шкатулку.
- Откуда у тебя это? - Она еще пока не делала никаких выводов, но уже чувствовала, что не ошибалась в своих ощущениях. - Откуда у тебя это, вор? Резко став агрессивной и забыв про боль в ноге, она пересекла небольшое расстояние до монаха и свободной рукой, холодные тонкие длинные пальцы сомкнула на теплом, живом человеческом горле.
Там теплилась жизнь и бешено бил пульс.
Человек такое простое существо. Так просто прервать его жизнь. Великую или никчемную.

+1

12

И все же он довольно сильно устал. Последние два часа выдались очень насыщенными на бег, драку, на концентрацию потоков Силы. Надо было признать, что тело готово с каждым шагом перестать двигаться, и ему приходилось лишь твердить про себя, что совсем скоро они доберутся до каких-нибудь пещер. Сила была вокруг них, и похоже что скрывала их от взоров преступников. Не было ни ветра, ни осадков, чтобы замести их следы. Идут они довольно долго,а их никто не догнал. Значит, они все же получили возможность приготовить западню.
Посох помогал Имвэ сохранить равновесие, Мина вела его хромая на одну ногу. И вот что было поразительно. Девушка приняла ситуацию какой есть и энергия стала течь более мирно, даже с теплотой. Она не собиралась сдаваться, Чиррут знал, что она бросится на любого кто встанет у нее на пути. Сейчас ее роль была иной, не привычной, но тем не менее выполнимой . Сила больше на разменивалась на знаки, вроде теплового потока указывая путь, не предупреждала об опасности. Для Чиррута сейчас она просто была, как вездесущий снег и постоянные горы. Сила теперь обратилась к девушке, и вела менее опасными тропами, которые могли встретиться в низине. 
Молчание прервала девушка.
- Правда. ответил Чиррут еле заметно кивнув. - Они специально прилетали сюда на несколько месяцев и начинали поиски кристалла. Каждый кристалл особенный и имеет свой уровень вибрации. Когда кристалл найден, джедай садиться за сборку меча. Сначала руками, чтобы передать тактильные ощущения мечу, потом с помощью Силы, чтобы кайбер стал окончательно принадлежать собирающему. Только после этого считалось, что посвящение в джедаи было окончено. говорить было трудно, хотелось пить и было очень холодно. Голос стал хриплым, а по лицу вновь покатилась кровь. От физической нагрузки, давление рови стало больше, и оно раскрыло подмерзшую корочку на коже.
- Твой отец был джедаем? это была лишь догадка, но почему- то монаху казалось, что это так. О Илуме не очень много знают, и добраться до этой планеты было раньше невозможно, если не обладаешь хорошими навыками использования Силы. Только джедай мог знать. Война клонов многое перевернуло с ног на голову. А уж после чистки джедаев и подавно в сердцах людей смешались четкие определения, что есть добро, а что зло.
-Если ее привело воспоминание об отце сюда, значит путь для нее стал размытым. Она запуталась и ищет ответы.
Двое раненных соприкасались друг с другом телами, чтобы сохранить хоть какое-то тепло в телах. Их объединяла Сила, и Чиррут чувствовал, что они действуют, как единый организм. Однако между ними была шкатулка, которая может стать причиной раздора или дружбы. И когда они смогут передохнуть, ему придется защитить реликвию. Он должен вернуть ее жителям Илума.  За разговором время прошло быстрее и теперь их скрывала ниша пещеры. И все опять изменилось, как порыв ветра.
- Отдай ее. резко отреагировал Имвэ, готовый драться если понадобиться, как вдруг увидел свет в руках Мины. Теплый темно-синий свет, который исходил от содержимого деревянной коробки, стремящийся раздвинуть вуаль темно-серой энергии, которая пришла в движение под воздействием эмоций.
  Рука сдавливала горло. Чиррут медленно поднес левую руку к руке противницы, взял ее и прихватил как в ключ, чуть присел тут же повернулся в правую сторону, плотно прижимая руку к телу, высвободил горло от холодных пальцев. Правой рукой он взялся за запястье, оставляя напряжение в мышцах, чтобы ограничить свободу в действиях. Локтем левой надавил на локтевой сгиб спутницы ,заставляя ту согнуться под воздействием выворачивания руки в плечевом суставе. Он мог продолжить и Мина, оказалась бы в лежачем положении с зафиксированным горлом его щиколоткой. Но не стал. В этом не было необходимости, как и в том, чтобы забрать шкатулку. Та все еще продолжала светиться.
- Твоя злость проистекает из глубины подсознания. Ты не знаешь чего хочешь и цепляешься за все, что могло бы дать тебе сил. Он сделал несколько шагов назад, насколько это позволяло пространство. Однако сохраняя дистанцию, при которой можно вновь дотянуться до него при атаке. Его секрет раскрыт, значит пора сделать свой ход.
- Твое имя не Минерва Рут. Кто ты? чувствительный к Силе, монах отставил посох, отложил лук. Он стоял в расслабленной позе с раскрытыми ладонями, а слепой взгляд смотрел четко в глаза противнику.

Отредактировано Chirrut Imwe (2017-06-13 13:23:11)

+1

13

Кора не уставала усмехаться. Все это было  похоже на какой-то глупый цирк, в котором она не хотела принимать никакого участия. Слишком плохая из нее вышла актриса, да Кора и не собиралась играть не свою роль. Прикинуться хорошей - слишком лживо для нее теперь, а прикинуться своей для Империи - противно. Она, и правда, стояла на перекрестке собственных путей и не знала, куда повернуть. Даже Илум, где она ждала какого-то нереального просветления, не давал никаких ответов и даже намеков. Она шла и не видел ни света впереди, ни тьмы. Потерянный человек, который теперь отрицает всё. Хотелось очиститься, освободиться, быть холодной, как местный снег, но Сила... почему, когда она должна помогать, ее не было? Минуту назад она вела их обоих к теплому месту, а теперь резко отвернулась и Кора больше не чувствовала ее поток.
Не чувствовала, что поступает правильно. Оказавшись поверженной, она вспоминала всё, чему учил ее отец. Кора умела драться, в том числе руками и могла бы избежать атаки, но не стала, давая Чирруту надавить на себя. Не видела смысла в сопротивлении, ничего не подтолкнуло ее к тому, даже чувство самосохранения. Монах не напал, это был всего лишь жест сдерживания и на удивление самой себе, девушка это поняла. Жмуря глаза, она пыталась сдерживать улыбку. Да, это несколько веселило ее - намеки на жизнь, намеки на то, что она должна ощущать хоть что-то. Злость, разочарование, желание разорвать в клочья, но не ощущает ничего и от этого она чувствовала себя по-настоящему свободной. От временного мнения, от захлестнувших эмоций, заставляющих делать неправильные выводы.
Монах отошел, а Кора попыталась выпрямиться и прийти в себя. Хотелось прикоснуться к этому состоянии гармонии снова, но Кора не понимала, попросту не могла распознать, что уже находится в нем. Что это все - часть того плана, который приготовила ей Сила.
- Мой отец был трусом, - выговорила Кора, скорее выплюнув это. Нет. Она прикрыла глаза и попыталась выдохнуть резко наступивший жар на душу. Она так не думает, она считает своего отца героем, просто не может понять его жертвы. И его поступка. - Он сражался в войнах клонов, это правда. Он был джедаем. А потом сбежал, чтобы спасти свою шкуру. А когда... когда ему нужно было защищать меня, он выбрал смерть. Вот он - гнойник, который сидит так глубоко. Простыми словами Кора вытащила его наружу, показала, как оно есть.
Ее отец был славным человеком. Он обучал ее, он любил ее, он заботился о ней. И, должно быть, для него ничего не могло быть более важным, чем ее жизнь, но он отступил и дал ей защищаться. Погрузиться во Тьму. Согласиться на что угодно, только бы жить. И вот к чему это привело. Она - адепт Темной Стороны, которая рьяно бежит от всего, что ей дала Империя, потому что ее отец не умер, он жив. Там, где-то глубоко в сердце.
- Какое это имеет значение, кто я? - Снова агрессивно рыкнула Кора, но теперь ее охватила боль. Самая настоящая боль, словно Чиррут только сейчас заломил ее руки и из глаз брызнули детские слезы. Она стиснула зубы, не давая эмоциям взять верх, но на смену злости приходило разочарование. Как она ненавидела оправдываться и как ей не хотелось рассказывать свою историю.
Ей было стыдно.
И больно.
- Я не хочу быть той, о которой ты спрашиваешь - на этом всё - хотелось добавить во след, но Кора не стала ничего говорить. Разговоров не миновать, даже если не с этим монахом, так с другим. Он видит ее в Силе, он тоже чувствует эти переливы, эту гармонию, которая как зеркало, была повернута к ним лицом и показывала им же их нутро.
- Меня зовут Минерва Рут, и несмотря ни на что, я хочу быть джедаем. Каждое слово рождалось из боли, как нечто рождается из горячей глины томного Салласта.
Оно обретало смысл и форму, а слова наполнялись чем-то важным. Кора поджала губы. Слово ведь не воробей и его не воротишь. Что сказала, то и сказала. Нельзя сделать вид, словно ничего такого важного сказано не было или она сморозила ерунду.
Потому что это не так. И ее душа это знала.
Это знала Сила.
- Я здесь, потому что это всё, что осталось от моего отца. Он не оставил координат, он не оставил инструкций. Мне просто некуда идти и негде больше искать ответы. А вопросов с каждым днем становилось больше и больше.

+1

14

Он дал обещание, что вернет шкатулку жителям поселения, чтобы они могли дальше хранить ее для исполнения предназначения. Но сейчас складывалось так, что предназначение становилось реальностью прямо в этой пещере закованной в снег. Перед ним адепт Темной Силы, которая была дочерью джедая.
  Он не может просто так отдать артефакт, не убедившись лично, что данное явление указывает именно на Кору, а не от того, что ее слияние с Силой мощнее, чем его. И что-то подсказывало ему, что только используя Силу, можно открыть замок. Любопытство не было присуще Имвэ, он лишь хотел увидеть истину за сокрытым. Монах будет внимательно наблюдать за тем, как сияние будет изменяться под действиями или словами девушки. Однако, она не стала бросаться в драку терзая плоть из-за эмоций - это  было верным решением. Все обошлось словами, которые резали воздух вокруг них двоих
Как бы девушка не хотела скрывать от себя правду, сейчас уже было трудно сдерживаться. Свет от шкатулки теперь не просто тянул свои лучи, он вплетал их в ее поток. Не просто рассеивал, а заменял серое на синие. Пульсация потоков становилась то сильнее, то слабее, то скручивалась, то становилась прозрачной.
- - Меня зовут Минерва Рут... теперь это было правдой. Темная вуаль Силы спала с силуэта девушки. ...и несмотря ни на что, я хочу быть джедаем. с каждым следующим словом вибрация шкатулки становилась все более отчетливой, нарастающей, требовательной. Словно то, что лежало долгие годы проснулось и хочет согреться в ладони нового хозяина. Почувствовать движение Силы и стать живой частью времени, перемен, матрицы мира. Чиррут моргнул, сдвинулся с места сделав пару шагов вправо и уселся на какой-то небольшой каменный выступ. Благодаря ее решению, слепцу оставалось лишь сразу перейти к основному. 
- Смерть приносит боль. Боль тянет за собой злость. Злость источает холод. Холод заковывает в сердце свет. Сейчас ты идешь по обратному пути, чтобы вернуться к Свету. Илум - это родитель всех светлых сердец. Ты устала испытывать злость и перестала обманывать себя. Твои воспоминания об отце приносили боль. Благодаря боли и смирению - Сила приняла твое новое имя, Минерва Рут. Теперь ты можешь сделать следующий шаг. - раскрытой ладонью левой руки Чиррут указал на артефакт в руках Мины. - Ответы в сердце, а не в разуме.
  Монах замолчал и закрыл веки, давая понять,что не намерен больше вмешиваться. Сейчас наступило время ее диалога с Силой. Ему останется только ждать и верить. Верить в то, что она справится и откроет шкатулку. Верить в то, что он делает правильный выбор основываясь на увиденном. Уж чему он научился хорошо за свои годы, да к это смотреть на сияние Силы каким бы оно ни было. Слушать истории, рассказывать свои, хранить секреты, открывать неизведанное. Верить в то, что они смогут выбраться из этой пещеры целыми такими, как есть сейчас.
   В пещере было тепло, хоть разум понимал, что от минуса шестидесяти пяти градусов трудно спрятаться за снежно-каменной норкой. Костер разводить было не лучшей идеей, да и чем? Самое время для сбора сил и информации. Он всегда обращался к дыхательным практикам, которые отчасти сродни быстрому медитативному погружению в окружающее. Делал слепец это почти всегда, когда находилось несколько свободных минут.
Вдох. Выдох.
Голова тяжелая. Тело слегка качает вперед и назад, стараясь удерживать осанку и не провалиться в сон. Твердо-рыхлая материя пещеры освещалась голубовато-серым сиянием, которое больше не концентрировалось в одной точке. Оно витало в небольшом пространстве и колыхалось, как ветви куста, который трогает в первый раз ребенок, прикасаясь маленькой ладошкой к листьям деревьев. От этих касаний, возникали маленькие фонтанчики оранжевого, желтого, белого цвета, чьи брызги создавали новый поток сияния. Уши Имвэ слышали, как гармоника осколков кайбера в посохе стала звучать четче, как бы приветствуя нового друга. Монах улыбнулся.
Вдох. Выдох.
  Голова все так же ощущалась с тяжестью, а все остальное тело начал охватывать озноб. Предыдущее обморожение не могло пройти без следа для организма. Его взору открылось белое пространство, где лежал поверженный имперский корабль. Услышал несколько пьяных голосов. Заводящиеся моторы снежных быстрых спидеров. Почувствовал, как закладывает уши и начинает сжиматься грудная клетка.
Сдержать кашель было трудно, и, когда прошел приступ, он ощутил на губах металлический привкус. Поспешно стерев пальцами кровь, Имвэ взял посох и приблизился к проему. Начал подниматься ветер, а в свисте вихрей было еще кое-что.
- Кажется, нас скоро найдут.

0


Вы здесь » Star Wars: Balance » Империя » [4 ДБЯ, Илум] Светлая Сторона Силы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC